Разговор с дочерью или “во имя собачек”

Моя девочка бесконечно генерирует шум, постоянно что-то бормочет, причем на разные голоса. Иногда, прислушиваясь к тому, что происходит в детской, мне кажется, что их у меня минимум пятеро: “Во имя собачек, ты издеваешься надо мной?!” Так и родился хэштег наших с ней разговоров – #воимясобачек .

Забираю девочку из сада – она меня с порога огорошивает:
– Мама! Нам надо прочитать “Вечера нахурились”!
– Что-что?
– Вечера нахурились!
– Что сделали?
– Ну я не знаю, что это значит, но мне там императрицу играть!

– Мам, а какая у тебя была любимая игра в детстве?
– Игра?
– Ну да, игра. Я не про компьютерную.
– В моем детстве не было таких компьютеров, как в твоем.
– Я знаю, я не глупая! Я потому и говорю – не компьютерная. Обычная игра. Ну хотя бы на телефоне?

– Настя, вставай.
– Нет… Неееет… Я не могу… Я никуда не хочу… Не заставляй меня… прошу… Я останусь здесь, в кроватке… я буду спать…
– Давай-давай, поднимайся. завтрак на столе.
– Неет… я хочу завтрак в постель… принеси мне завтрак в постель!
– Школу тебе тоже в постель принести?
– Да! Хотя бы физ-ру…

Настя:
– А что такое “эндшпиль”?
– Это в шахматах заключительный ход игры, после которого продолжение невозможно, и игра заканчивается
Настя:
– А, поняла, “рыба”!

Настя:
– Наверное, очень обидно, когда твое любимое мороженое выпускают в новом вкусе с алкоголем.
– В смысле?
– Ну, там, банан и ром.
– Почему обидно?
– Ну я не пью алкоголь, мне девять.
– А, да не выпускают такое массовым тиражом, не переживай.
– Но я видела такое развесное.
– Там ароматизаторы просто. Доля алкоголя мизерная, если вообще есть.
– А я думала, вместо молока в такое добавляют ром.
– Не, это производителю экономически невыгодно.
– Зато народ встретил бы тепло.

 

Идем с Настей домой. У подъезда увидели нашу подопечную кошку. Я тут же засюсюкала про “утимоямаленькаяголоднаянаверноедевочкамояхорошаясейчасмытебяпокормим”. Поднимаясь на лифте, говорю Насте:
– Метнешься сейчас? Покормишь ее?
Настасья ворчливо:
– Ну а куда ж я теперь денусь? Ты ж ей наобещала.

Накидываем идеи для очередного школьного конкурса. Я:
– … ну или можешь написать вот, про Бразилию.
Настя:
– А что там знаменитого?
Я:
– Как что, футболисты, карнавалы.
Настя:
– А карнавалы кто такие?
Я, в замешательстве:
– Ну как… карнавалы! Перья, самба, полуголые тетки – как в мультике “Рио”.
Настя:
– А! Карнавалы! Праздники, в смысле! Я думала там какие-то люди корни валят.

– Нам по литературе задали нарисовать иллюстрацию к сказке “Аленький цветочек”.
– Будешь рисовать Настеньку с цветочком?
– Не, буду рисовать чудовище с цветочком.
– Кхм… Девочкам же проще рисовать девочек.
– Это да… Но если я изуродую Настеньку – будет обидно, а если изуродую чудовище – то еще и лучше.

– Ах, мам, у меня как будто бабочки в животе.
– Что это они у тебя там делают?!
– Летают туда-сюда, дерутся, убивают друг друга… Злые, уставшие, голодные бабочки.

Девочка распахала пол-лица. Намазала ей ссадины зеленкой. Сидит, смотрит печально в зеркало:
– Мам, я красивая?
– Мы уже обсуждали этот вопрос.
– Я конкретно про сейчас! Красивая?
– Нуу… эээ… на любителя.
– И любитель, я так понимаю, это ты?

Про слуховые галлюцинации:
– Мам, а почему шведский магнитик – лось? В Ленинградской области они же тоже водятся?
– В Швеции их покололи гораздо больше.
– Покололи?!
– Поголовье!

Смастерила из винных пробок сувенирную лошадку на елку:
– Мам, смотри какая лошадь!
– Очень круто.
– Осталось только писюльку приделать.
– Писюльку?! Типа, это конь?
– Висюльку! На елку вешать!

Настасья, внимательно изучая лист с результатами копрограммы:
– Цвет… запах… форма… ужас-то какой… кислый?! Божечки, есть несчастные, которые еще и на вкус это пробуют?! Это те, кто не поступил что ли?!

– Мам, а как называется возраст то ли 20, то ли 30 лет?
– А?
– Ну устойчивое выражение такое.
– Родная, не понимаю, о чем ты.
– Ну то ли возраст Ленина, то ли возраст Пушкина.
– Эээ… ты про возраст Христа? 33 года?
– Во! Точно!

Когда уламывала Настасью проколоть уши, на ее довод, что она боится иголок, резонно заметила, что иглами давно никто не прокалывает, а вместо этого используют пистолет. На что Настя, побледнев, ответила:
– И с какого расстояния стреляют?

Идем к школе. В белых колготках и с цветами. Настя, в смысле. Отовсюду стягиваются такие же нарядные дети. Торжество бантов и цветов. Посередине этого облака радости – небритый похмельный охранник в униформе. Настасья:
– О, ну хоть охранник разбавил ситуацию, есть на чем глазу отдохнуть!

– Мам, а ты любишь “Оливье”?
– Ну вкусно, да, нажористо.
– А почему ты его только на Новый год ешь?
– Потому что слишком уж нажористо.
– А если б ты была худой и красивой, то ела б его каждый день?

– Давай-ка, Настя, посмотрим с тобой “Сияние”.
– Это ж по Кингу?
– Да, классическая экранизация, шедевр кинематографа и так далее.
– Страшный?
– Ну сейчас уже, наверное, не особо, скорее атмосферный.
– Ох… Ну, включай… Нет! Погоди, я в туалет схожу… На всякий случай.

Lophophora Williamsii

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*