Петр Вяземский: видно имя, но не видать человека

Князь Петр Андрееевич Вяземский – русский поэт, критик, историк, переводчик, публицист, мемуарист и государственный деятель – фигура неоднозначная. В первую очередь Петр Вяземский проявил себя как поэт. Сочинять начал еще в детском возрасте – первое произведение – франкоязычную трагедию «Эльмира и Фанор» написал в десять лет. Через шесть лет в «Вестнике Европы» вышло его первое опубликованное стихотворение «Послание Жуковскому в деревню».

Vaizdo rezultatas pagal užklausą „петр вяземский“

Сильное влияние на Вяземского оказал его «второй отец» – так он назвал Н.М. Карамзина, который заботился о нем в отрочестве после смерти родителей. Второй человек, который оказал огромное влияние на Вяземского-поэта, был Александр Пушкин. Поэты познакомились в Царском Селе в 1816 году и оставались близкими друзьями до самой смерти Пушкина.

Vaizdo rezultatas pagal užklausą „вяземский пушкин“

Александр Сергеевич высоко ценил творчество Вяземского, особенно его журнальную прозу, посвятил ему несколько стихотворений и третье издание поэмы «Бахчисарайский фонтан», частенько в качестве эпиграфов к своим произведениям ставил цитаты из Вяземского («Евгений Онегин», «Станционный смотритель»), сделал его действующим лицом в «Евгении Онегине». Вяземский же восхищался творчеством Пушкина, посвятил ему свой перевод романа «Адольф» (1831), издал поэму «Бахчисарайский фонтан». Именно Вяземский еще в 1827 году придумал название пушкинского журнала «Современник» и разработал его концепцию.

Вяземский будучи патриотом и монархистом, вместе с тем поддерживал и многие либеральные взгляды, за что попал в опалу и смог вернуть себе расположение монарха лишь отказавшись от критики строя. Несмотря на схожесть взглядов с декабристами, участвовать в восстании не стал – считал, что силовые методы неприемлемы и изменения должны происходить мирным путем. Несмотря на то, что Вяземский отказался участвовать в тайном обществе декабристов, перед арестом Пущина зашел к нему с предложением сохранить бумаги друга. Запретные стихи, за которые грозила каторга, Вяземский хранил 32 года. Разгром восстания считал трагедией и осуждал казнь пятерых декабристов, троих из которых знал лично.

Vaizdo rezultatas pagal užklausą „вяземский“

Смог проявить свой талант государственного чиновника – многие годы он практически определял внешнюю экономическую политику государства. Сооснователь и первый председатель Русского исторического общества (1866), действительный член Академии Российской (1839), ординарный член Императорской Санкт-Петербургской Академии наук (1841). Во время зарубежных путешествий 1835 и 1838—1839 годов Вяземский познакомился со многим европейскими писателями. Близкие отношения у него сложились со Стендалем, своими друзьями князь считал Адама Мицкевича, Шарля де Сент-Бева, общался с Шатобрианом, Ламартином, Гюго, Альфредом де Мюссе. Проводя много времени за рубежом Вяземский активно пропагандировал русскую литературу и добился в этом заметных успехов.

Отдельной строкой наследия Петра Вяземского значатся мемуары князя на основе его записок, которые он вел шестьдесят с лишним лет. В них отражены воспоминания о высшем светском обществе конца XVIII и начала XIX веков, острые заметки на злобу дня, оценка творческой и литературной деятельности его современников и размышления о жизни. Именно с небольшим отрывков из записок Вяземского мы и предлагаем ознакомиться в нашей статье. Как ни странно, но размышления поэта двухвековой давности звучат сегодня как никогда актуально. Новые технологии изменили способы общения и самовыражения, но суть осталась прежней.

“Сколько книг, которые прочитаешь один раз для очистки совести, чтобы при случае сказать: я читал эту книгу! Так делаешь иные годовые визиты, чтобы карточка твоя была внесена вовремя в собрание привратника, оттуда в гостиную и на другой день заброшена в вазу, а если имя твое в чести, то воткнута в зеркальную раму. Видно имя, но не видать человека; остается заглавие, но ничего из книги не осталось. Не все книги, не все знакомства впрок и по сердцу. Как в тех, так и в других насчитаешь много шляпочных связей. Лишнее знакомство вредит истинной приязни, похищает время у дружбы; лишнее чтение не обогащает ни памяти, ни рассудка, а только забирает место в той и другом, а иногда и выживает пользу действительную.

Теперь много занимаются составлением изданий сжатых (editions compacts); но эта экономия относится только до сбережения бумаги; хорошо, если нашли бы способ сжимать понятия и сведения (впрочем, без прижимки) и таким образом сберечь время чтения, которое дороже бумаги. Как досаден гость не в пору, которому отказать нельзя; как досадно появление книги, которую непременно должно прочесть сырую со станка, когда внимание ваше углубилось в чтение залежавшейся или отвлечено занятием, не имеющим никакой связи с нею”.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.