Петр Столыпин и Литва: поместье в карты

Студент, блестящими знаниями и умом которого восхищались петербургские профессора Менделеев и Чебышев, благородный аристократ, предпочитавший честь свою и близких защищать на дуэли, барин, вопреки русским помещичьим традициям не любивший охоту и игру в карты, при этом – уже будучи премьер-министром – лично заботившийся о покосах и быте крестьян, успевавший из скромной, по тем временам провинциальной усадьбы, в которой родились пятеро его детей, руководить громадной империей.

Петр Столыпин (крайний справа) на террасе поместья в Калнабярже, 1888 год

Все это – о выдающемся российском реформаторе Петре Столыпине. Известнейшая историческая личность, модная в России в последние годы, наследию и жизни которой – российской – посвящены книги, фильмы, фонды. Изучено все, буквально по дням. Но вот про период пребывания Столыпина в Литве так не скажешь. А ведь это в общей сложности 40 лет его жизни, начиная с детства и кончая той самой усадьбой – она называется Калнабярже (Kalnaberžė), в переводе с литовского “Березы на горе” – где, по собственному признанию, он был так счастлив в семейной жизни и откуда по тенистой аллее в сентябре 1911-го Петр Аркадиевич отправился в свою последнюю дорогу.

В Литве он жил с детства и был привязан к этим краям всю жизнь – учился со второго по шестой класс в виленской гимназии, c 1889 по 1902 год являлся предводителем Ковенского уездного, а затем губернского дворянства. Потом губернаторство в разных местах, куда назначали, – работать ему приходилось в переломное, бурное для России время, требующее личного мужества, в чем недостатка Столыпин никогда не выказывал. С 1906-го – премьер-министр правительства Российской империи, который и в этом чине много времени проводил в Литве. Кстати, названия очень важных тогда мест в его судьбе – Каунас, Кедайняй, Калнабярже и Киев – все начинаются с буквы К.

Имением в 85 гектаров в живописном месте у реки Невежис до Столыпиных владели Радзивиллы, Чапские и Кошелевские. Его окружает мощный парк, заложенный в XIX веке: вековые дубы, липы, ясени, клены, березы, тополя. ​Поместье Калнабярже – тогда эти территории входили в состав Российской империи – отец Петра Столыпина приобрел по некоторым данным в ходе забавной истории. Однажды Аркадий Дмитриевич играл в карты со своим закадычным другом-генералом, и тот крупно проиграл. Говорит: сейчас у меня нет свободных денег, но есть имение где-то в Литве. Правда, я там никогда не был и не буду, хочешь – забирай. Почему бы не съездить, посмотреть? Тем более, там рядом польские земли. Когда Аркадий Дмитриевич увидел реку Невежис, холмы, березы – ему понравилась эта живописная местность, климат, покой, так Столыпины и попали сюда. Петр поступил учиться в виленскую гимназию, которая находилась в закрытом на тот момент здании Виленского университета.

После учебы в Вильнюсе Петр поступил в Петербургский университет. Это был начитанный, интеллектуальный юноша с широким кругозором, отлично учившийся, – его ждала наука, блестящая карьера, однако он попросился после учебы в Литву, чтобы быть ближе к Калнабярже. Отработав несколько лет на госслужбе в Петербурге, он при первой возможности поехал туда с семьей. Имение было ухожено, в прекрасном состоянии, хоть и не такое огромное, как другие владения Столыпиных, оно им очень понравилось. И как раз освободилось место маршалки – предводителя дворянства Ковенской губернии. Столицу он покинул без сожаления и втянулся в работу здесь. Старшая его дочь Мария родилась в Петербурге, где он совсем еще молодым женился на Ольге Нейдгардт и был единственным женатым студентом на факультете, чем вызывал любопытство. В Калнабярже родились потом еще четыре дочки и позже, наконец, сын.

Биограф семьи так описывал те события: “Опасаясь оставить жену одну, в имение прибыл и Петр Аркадьевич. В какой-то момент он, не совладав с тревожным чувством ожидания конца родов, ушел в парк. А перед этим приказал слуге Казимиру: если родится дочь, выстрелить в ружье один раз, если сын – два. При этом усмехнулся: за восемнадцать лет супружеской жизни у них было пять одиноких выстрелов… Он мечтал о мальчике, но на все воля Божья! Итак, Столыпин в беспокойном ожидании ходит в парке, слышит: выстрел. Перекрестился: шестая… Вздохнул и пошел к дому. Но тут – еще выстрел. Двойня? Он понесся к дому, в дверях чуть было не сшиб Штейна, доктора, принимавшего роды.

Сын, Петр Аркадиевич, сын, поздравляю! – Столыпин расцеловал Штейна: – Спасибо, голубчик, Господь услышал наши молитвы! А почему же ты сразу, – притворно-грозно спросил он Казимира, – не дал два выстрела? – Так это… Петр Аркадьевич, палец дрогнул от волнения.

Источник: www.svoboda.org

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.